Заметка

Недостатки нашего народа

Эта статья опубликована  в журнале «Воскресное чтение» в 1890 году. Та проблема о которой вы прочитаете, со временем не только не исправилась в лучшую сторону, а 124 года еще более укрепилась и стала повсеместной бедой нашего отечества. Прочитав статью вы можете оставить свой комментарий.

Мать – женщина, как вам известно, составила последнее звено в творении живых существ населяющих нашу планету. Да и оно так и должно быть. Мужская половина рода человеческого одарена высшими умственными силами, большею твердостью воли, большею крепостью телесных сил, чем женщина. Но что эти более высшие и более крепкие силы значили бы – довели ли бы они человечество к чему-нибудь доброму, если бы членов его не связывала любовь? Вы знаете что и Св.Евангелие ставит любовь превыше всего, как первооснову жизни человека христианина и члена общества и государства. Создатель, поддерживает эту связь между людьми, т.е. любовь – и есть назначение женщины-матери; для этого и дано ей такое сердце, которого не имеет мужчина и которое, так сказать, невольно или самым естественным образом приучается возогревать этот воистину великий дар Божий, любовь – приучается и тогда когда мать носит плод любви под своим сердцем, кормит его своею грудью и окружает это слабейшее создание таким попечением, которое может исходить только от нежного, любящего сердца. Дети до известного возраста есть своего рода школа для матери, где она воспитывает свое сердце любви, которая потом и отражается в окружающей ее среде. Все это чуждо мужчине, а потому он и лишен возможности воспитывать свое сердце в более нежной любви, чем женщина.  На матери лежит обязанность положить в сердце ребенка первые семена веры в Бога, любви к Нему и ближнему – семена послушания, кротости, уважения к старшим и других добродетелей, которые обуславливают жизнь человека как разумно-свободного создания и как члена человеческой семьи – и она мать, это делает и никто другой не может так глубоко, с таким умением насадить эти семена, как мать, так как это насаждение требует самого теплого участия сердца которое, так свойственно женщине – матери. Бесчисленные можно сказать всемирные опыты показывают, что не только честные, с выдающимися добродетелями люди, но и прославившие себя в областях наук, духовных трудов или подвижничества, гражданских и военных доблестей, сделались таковыми благодаря своим матерям, котрые в детском возрасте, как чадолюбивые кокоши, держали их под своими крыльями, согревали теплотою своего нежного сердца и направляли ум, сердце и волю к высшим целям.

    Если семья есть первооснова для всех благоустроенных обществ и государств, та первооснова, с разрушением которой немыслимо для человечества к высшим целям своего бытия; то в этой первооснове мы должны признать краеугольным камнем мать семьи. Не погрешим, если мы называем ее и другим именем: мать есть та святыня в семье и вообще в роде человеческом, которую должно искренне почитать и любить, и Боже сохрани! Чем-нибудь оскорблять или принижать.

  _1890-eNA_krest_semya_za_obedom_yaroslav_gub  Но святыня ли мать в сердцах русского народа? Не будем решать этого вопроса, но укажем на такое явление в нашей русской жизни, которое не может не назваться самым прискорбным, обличающем в нас самый большой порок нашего сердца. У нас, как всем и каждому, от мала до велика, известно имя матери – это своего рода священное имя – стоит во главе всех отвратительных, площадных, отзывающихся самым крайним развратом ругательств или бранных слов. В самом деле, вспомните наши бранные выражения не первое ли место между ними занимает слово мать? И какой смысл или действие соединяется с этим словом? И надобно сказать, что нет народа в мире, даже среди дикарей, даже среди тех, которые на женщину смотрят как на рабочее животное – у которых первое ругательное слово было бы мать и соединенные с нею великая тайна рождения детей, это благословение роду человеческому Всеблагого и Премудрого Творца Бога.

     Нет народа, который так любил бы бранные, срамные слова, как русский народ именующий себя православным в той вере, которой первый главный «плод духовный – любовь». Эти слова для русского народа как будто своего рода стихия, без которой он ложки щей не проглотит, топора не возьмет в руки.

    Правда у него есть похвальный обычай, унаследованный им от благочестивых его предков; прежде чем положит в рот кусок хлеба или приняться за работу — перекреститься; и он перекреститься, но тут же из уст его сыплется такое сквернословие, о котором «срамно есть и глаголати». И не простой мужик у нас таков; возьмите мужскую половину так называемого просвещенного или образованного нашего слоя; не слышится ли и здесь такое же срамословие, какое мы слышим от последнего извозчика или пьянчуги? nizhnijj_novgorod_vremen_carskojj_rossii_15_foto_1

    Нужно ли прибавлять ко всему сказанному о срамных ругательствах, что и женская половина русского народа далеко не чуждается их, и притом чаще всего среди ругательств этой половины слышаться такие слова, которые касаются первого украшения девицы, матери, жены и вообще женщины, — именно – их целомудрия души и тела. Могут ли подобные бранные или срамные слова не иметь самого тлетворного влияния на чистоту и нежность сердца тех, которых одно из самых главных назначений именно поддерживать среди людей эти неоценимые качества души? Страшно сказать, но едва ли мы не должны признать, что срамные слова, исходящие из уст женщины, облегчает пути к разврату, к нарушению целомудрия, супружеской верности и к ослаблению семейных уз. Не забудем: слово рождает мысль, а мысль и самое дело. Но разврат, обесценение целомудрия и супружеской верности – не мелочи житейские. Это то, с чего начиналось разложение народов, а за ним и падение царств.

   Можно ли быть, равнодушным к этому явлению в нашей жизни? Нет, потому что это явление нельзя не назвать самым прискорбным, самым вредным по своим последствиям. Употребление бранных слов и притом отзывающихся развратом, не поддерживает ли грубости нравов, очерствении сердца? Неизбежно. А при таком сердце возможна ли нравственная жизнь, достойная христианина, и частнее — возможна ли любовь, которая должна лежать в основании жизни человека как разумно-свободного существа? Те бранные слова, между которыми мать занимает первое место не умаляют ли высокого значения этой семейной святыни? Не заставляют ли даже малых детей смотреть на нее приниженными глазами? Непременно так.  А при таких условиях возможны ли взаимная любовь, мир, согласие, семейные радости, общий полюбовный труд членов семьи, и частнее любовь и уважение к матери? Бранные слова, наши срамные изречения, не служат ли для детей, в самом раннем их возрасте, школою не только огрубелости, безнравственности, но даже в последствии – разврата? Едва ли не так. Вспомним смысл нашего срамословия, и будем ли мы отвергать, что даже малый ребенок не постарается узнать, что означают такие-то бранные слова. Слово рождает мысль, а мысль и самое дело. Едва ли кто позволит себе не согласится, что наше срамословие должно быть поставлено в число тех тлетворных дыханий, от которых неизбежно страдает чистота души, целомудрие сердца. Не даром житейская мудрость признает. Что язык человека – первый его враг; а св. апостол Иаков, вот что говорит о нем: «язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело, и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геены; язык – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда» (3Иак.6:8).1ъ

    После всего сказанного, едва ли кто не согласится, что срамословие, особливо соединенное с священным именем матери, не есть такая житейская мелочь, на которую не стоит де обращать внимание. Нет, это не мелочь, здесь корень величайшего зла для русского народа, и давно бы пора всеми мерами и силами вырвать его из доброй русской нивы, как корень самых зловредных плевел. У нас составляется не мало разных учреждений или обществ, то благотворительных, то ученых, то для поднятия той или другой промышленности и т.д.; но едва ли в ряду подобных учреждений или сообществ не одно из первых мест должны бы занимать общества искоренения срамословия в русском народе – общества не только по городам, но и по селам и деревням. Правда, в каком-то уголке широкой русской земли блеснула искорка: мирским приговором постановлено избегать срамословия, и виновных в нарушении этого приговора подвергать значительному денежному штрафу. О если бы этот пример нашел подражателей на всей русской земле! Да, с удалением срамословия много бы очерствелости спало с русского сердца; много внеслось бы и в семьи, и в общества мира и согласия; открылись бы новые струи, способные поддерживать взаимную любовь, дружбу, уважение, чистоту нравов, целомудрие и тела, и в особенности то глубокое уважение, на которое по всем правам имеет мать – это святыня семьи – увы занимающая первое место в наших срамных ругательствах.

    Да действительно, наше всенародное срамословие – не такая житейская мелочь, на которую не стоит де обращать внимание. Укажем и на другую, многим и многим, если не всему русскому народу кажущуюся мелочь, но на самом деле не мелочь, а величайшее зло, которое стоит в родственной связи с срамословием.

    У нас, на Руси, ругать самыми срамными словами и бить нередко самым зверским образом домашних животных и вообще грубо, и даже варварски, обходиться с живою тварью – не считается и во грех; бьет наш народ собаку, лошадь или вола и говорит, на то они и созданы, чтобы бить их. Это своего рода хула на Всеблагого и Премудрого Творца.

    Но вот что исследовано и доказано, что грубое и тем более зверское обращение с животными есть школа для огрубления сердца, и что оно самым естественным образом переносится на семью и вообще на нашего ближнего. Да, далеко ли от бича, от которого терпит лошадь, до самого бранного слова или оплеухи жене, сыну, дочери и т.д.? Рука здесь, так сказать поднимается невольно, по некоторой привычке. Но этого мало. Дознано, что большая часть уголовных преступников принадлежит тем, которые в свое время, особливо в детском возрасте, грубо и варварски обращались с животными, и справедливо один из просвещенных наблюдателей этого явления приблизительно выразился так: пусть среди людей искорениться грубое обращение с животными – и наши тюрьмы несравненно меньше будут иметь уголовных преступников, чем теперь.

  J.-X. Raoult Gouvernement de Tambow Album Types et costumes de la Russie   Едва ли кто позволит себе оспорить или не признать той непререкаемой правды, что грубое обращение с животными самым естественным образом служит к огрублению нашего сердца, к уменьшению нашей семейной и общественной любви и даже к умножению среди нас уголовных, иной раз самых тяжких преступлений, каковы например убийство отца и матери, святотатство, соединенное с убийством и т.д. А если так, то нам, русским людям следовало бы употреблять все возможные меры к искоренению варварского обращения с животными; и если на западе Европы общества покровительства животным, при теплом сочувствии к ним  правительственных властей, увенчались счастливыми последствиями; то почему бы и нам не последовать их примеру? Появились у нас два-три подобных общества; но мы как то холдно относимся к ним; да и что могут сделать каких-нибудь два-три общества, когда варварское обращение с животными, как и срамословие, вьелись в плоть и кровь всего русского народа, не исключая даже так называемого образованного нашего слоя. Для блага русского народа мы должны бы у себя считать подобные общества тысячами.

    Трудно очистить ту кору, которая наслаивается, грубеет и крепнет на сердце человеческом годами, даже пожалуй веками. Трудно и даже невозможно выпрямить дерево, которое прожило не один десяток лет. Невозможно сделать прививок к тому застарелому, суковатому стволу, который покрыт грубою корою, местами проточен червями или покрыт лишаями и мхом. Но иное дело молодое деревцо, с нежными покровами, с свежими соками; его можно и выпрямить и облагородить такою прививкою, от которой оно в последствии будет приносить самые лучшие плоды.

    Мы, русские люди, должны ожидать перерождения себя в нашем молодом поколении, и для него сила перерождения должна выйти из школы. Но наши школы так ли поставлены, чтобы видеть в них силу перерождения русского народа? Этот вопрос слишком сложный, и мы укажем только на одну сторону нашего школьного дела.

 Земская_школа_Вятской_губ_дети  Главный недостаток или своего рода порочность наших школ: начиная с низших и восходя до высших, тот что они страдают односторонностью; в них преследуется почти одно – развитие умственных сил и умножение знаний; но оставляются другие стороны души – воля, и в особенности сердце, откуда по слову Св.Писания, и исходят помышления благие или злые. Истинно просвещенные люди повторяют непреложную истину, что образование ума без образования сердца бесполезно. Эту истину нам возвестила и небесная Истина, поставившая во главу доброй и плодотворной жизни рода человеческого любовь – плод истинно образованного сердца. И что мы видим в жизни? Сколько получивших высшее образование ума и остающихся бесполезными и для себя и для общества! Но этого мало, сколько появляется среди их самых тяжких уголовных преступников и, частнее воров!

    Покойный принц Альберт, супруг ныне царствующий английской королевы, обладающий светлым умом, находясь при раздаче наград в одной школе, высказал такую правду, которую едва ли кто позволит себе отвергать, именно, что следовало бы самые высшие награды давать тем ученикам, которые отличаются честностью, или, что тоже – чистотою сердца, потому что только при таком направлении этой силы души мы можем ожидать честных, благоразумных и трудолюбивых граждан.

    Нельзя сказать, чтобы в наших школах совершенно забывалось нравственная сторона учащихся, их сердце и воля; отмечается поведение, ведется перечень проступков, за которые наказывают, но это далеко не то, что называется образованием сердца; здесь одна отрицательная сторона дела, но не положительная, которая имеет ввиду не уклонение сердца от порочных наклонностей, а направление его к добру, к нравственной чистоте. Все это нам яснее представится, если мы припомним, что у нас развитие добрых начал нравственности в детях возлагается на одних законоучителей, преследование порочности или проступков – на начальствующих над школами. Вот здесь то и главная ошибка нашего учащего мира! Каждый наставник школы в известной мере обязан наблюдать за направлением сердца слушающих у него уроки, хотя бы арифметики или географии. Но наставники наших школ обыкновенно говорят, что нравственная сторона учеников не их дело. Поставим такой вопрос: должен ли считать каждый из нас своим святым долгом, при виде уклонения нашего ближнего на путь порочности, удержать его, направить на путь добра? Едва ли кто позволит себе ответить на этот вопрос в отрицательном смысле. То совет Евангельской любви. «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» — закон любви к ближнему. Но учащиеся в школе суть ли ближние своим наставникам? Конечно, это ближние их, и притом такие, о которых Спаситель сказал всем, в том числе, конечно и наставникам школ: «блюдите, да не презрите единого от малых сих».

    Но если на ком лежит святой долг направлять сердце детей к добру, то это на учителях и учительницах наших народных школ, от которых зависит вся будущность нашего дорогого отечества. Эти наставники и наставницы должны так сказать, обнимать все существо питомцев школы. К сожалению, и притом глубокому, мы и в наших народных школах видим ту же односторонность, о которой сказано было выше, т.е. что сердце детей, нравственность их, стоят как бы в стороне. Правда в последнее время наши народные школы принимают другое направление; но еще есть старая закваска, которая вероятно не скоро выведется. Из наших народных школ был изгнан язык нашей церкви. Это значит, детей нашего народа хотели лишить той матери, которая именно может образовать сердце человека. В наших школах господствующими книгами, в роде учебников, были такого содержания, что в них ни одним словом не упоминалось о Боге, церкви и добрых началах нравственности. Могли ли такие книги развивать и просвещать сердце детей? Не односторонность ли здесь самая прискорбная?

    И вот мы видим плоды этой односторонности. Уже не одно поколение вышло из наших народных школ; но упрочивается ли благосотояние поселян? Поднимается ли народная нравственность? Больше ли в народе сознания подзаконности и уважения власти? Уменьшаются ли велечайшее народное зло – пьянство? Увеличивается ли любовь и уважение к отцам и матерям? Выше ли стало ценится целомудрие? Не умножаются ли среди русского народа пороки преступления? Прислушиваясь к народному голосу, не обинуясь можно сказать: доселе мы не видим зрелых плодов от наших народных школ, чего нельзя не приписать именно тому, что в них образование воли и сердца стало в стороне. Имеем основание верить, что наши школы получат другое направление и принесут тот обильный плод, которого ждет родная земля, и русский народ на опыте убедится, что действительно учение свет, а не учение тьма.

  Срамословие, особливо соединенное с священным именем матери, и грубое отношение с животными должны быть причислены к величайшему нашему злу, которое держит в огрублении доброе по природе русское сердце и ведет его не только к порочности, но даже к самым тяжким преступлениям. А посему в наших народных школах должно обращаться на это нравственное зло как можно более внимания и как можно чаще следует раскрывать его пред детьми, потому что та только школа полезна для общества и государства, в которой образование воли и сердца стоит на первом месте.

                         Братчик И. Палимпсестов

 

счетчик (27)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *